Quiterie
Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Хочется низко поклониться переводчикам прошлых лет, когда не было интернета, не было добротных словарей, не было специальных знаний и не было возможности ими овладеть, тем более, в краткие сроки. Когда надо было прочувствовать текст на чужом языке, проникнуться настроением, чтобы найти точное слово и точный образ, заменить, где надо обороты, и часто на одном лишь энтузиазме. Да, появлялись уродцы вроде "шляпки с вуалью" в девственных лесах колониальной Америки или чудовищных дословных переводов Смоллетта, но все же силы, приложенные к переводу в тех условиях, несравнимы с сегодняшними.

Это сегодня довелось разбирать псалмы протестантов и сравнивать их с нашими в процессе перевода: то, что англоязычному человеку восемнадцатого века понятно по контексту, потому что он знал свои псалмы наизусть, приходится искать соответствие в наших; нумерация и толкования иногда (неожиданно) сбиты. Вообще очень интересно - через подобные аллюзии, отсылки и язык понимаешь, как мыслили в то время, и насколько это отличается от нас.

Из дневника одиннадцатилетней девочки далекого 1771 года:

Вчерашней цитатой мистера Бикона был псалом 149:4 «Яко благоволит Господь в людех Своих, и вознесет кроткия во спасение». Его наставление было вот каким, а именно: спасение Божьих людей состоит, в основном, в Святости. Имя «Иисус» значит Спаситель. Иисус спасает своих людей от их грехов. Он возрождает дух в их умах и пишет Закон в их сердцах. Мистер Бикон спрашивал «Что есть красота?» или «Из чего истинная красота состоит?» Он отвечал: «в святости» и много говорил об этом, но я не запомнила, что именно. Поскольку тетя говорит, будто лишь теперь у нее появилось свободное время помогать мне, то пока я могу рассказать вам всего чуть-чуть из того, что запомнила без ее помощи, то, что пересказывала ей вчера за чаем. Он сказал, что в конце обращается к молодым людям: «Мои дорогие юные друзья, вы радуетесь красоте, и вам нравится думать, что вы красивы; но позвольте мне сказать вам: никогда вы не будете прекрасны, пока не станете подобны дочери Царя, великолепной внутри; все украшения, что вы можете надеть, пока ваши души нечестивы, делают вас похожими на бледных мертвецов, наряженных снаружи, но полных безобразия внутри. Без сомнения, вы можете счесть меня невежей, раз я говорю с вами в подобном тоне, но я должен зайти чуть дальше и сказать вам, как бы это ни прозвучало для вашего нежного слуха: пока нет в вас святости, ваша красота есть безобразие. Все вы черны донельзя и перепачканы, уродливы и тошнотворны всякому святому созданию; гнев Господень падет на вас, и если вы умрете такими, то уродливые дьяволы ввергнут вас в ад, навечно».

@темы: Колониальная Америка, Анна Уинслоу, XVIII век, история