Quiterie
Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Пока писала сегодня черновик ниже, еще раз поняла справедливость фразы Булгакова. Рукописи действительно не горят и не тонут.
NB: для впадения во фрустрацию и осознание собственного ничтожества - сядь-ка и отредактируй перевод двухлетней давности. То, что вызывало тогда определенные затруднения, внезапно стало ясным со временем.

Вступление переводчика к "Карибским записям" Аарона Томаса за 1798-1799 года


«Вчера я закончил мой последний журнал, в нем — четыреста восемьдесят три страницы. Двадцать четвертого ноября 1796 года он был открыт первой записью. Сегодня я начал новый, но только Бог знает, доживу ли до его конца».

Так начинается личный дневник Аарона Томаса, вероятно, помощника казначея на британском военном корабле HMS “Lapwing”(1785). О нем и его судьбе известно не так много: восемнадцатого января 1762 года он родился в английской деревне Уигмор в Херефордшире, вторым из пяти сыновей в семье богатого фермера, потерял отца в пять-шесть лет, воспитывался отчимом. У него было три брата – Джон, Уильям и Мозес (последний, Томас, умер в младенчестве), каждый из которых позже владел в Англии прибыльным делом, и одна сестра — Мэри. Детские и юношеские года Аарона Томаса теряются в забвении, известно лишь, что какое-то время он жил в Лондоне.
О полученном им образовании судить трудно; несомненно одно, у него были способности к языкам, интерес к литературе, истории. Ему нравилось путешествовать – в его записях встречаются упоминания, что он был в Дании, Германских княжествах, Священной Римской Империи (Румынии, Италии, Албании и т.д.) В тридцать один год он завербовался на королевский флот — семья наверняка посчитала подобный поступок шагом отчаяния; скорее всего, в делах ему действительно не слишком везло, но, к сожалению, в оставшихся записях почти нет ничего, что могло бы пролить свет на истинные мотивы Аарона Томаса (возможно, начало революционных войн стало определенным толчком, но об этом опять же остается только догадываться). Вначале Томас служил на корабле HMS „Boston“ (1762), конвоировавшем торговые суда из Ньюфаундленда в Англию и обратно. Во время стоянок в Канаде он много беседовал с местными жителями, собирал фольклорные истории и записывал их в «Дневнике моряка-путешественника», книге, которую намеревался позже издать. После многих ударов судьбы вышло так, что ему пришлось сменить несколько кораблей на патрульный HMS “Lapwing”(1785) — так Аарон Томас попал в Вест-Индию. «Карибские записи», представленные ниже, наверняка тоже должны были увидеть свет, однако из-за скоропостижной кончины автора в октябре 1799 года (предположительно от цинги) остались в необработанном, сыром виде. Этим они и ценны — они позволяют увидеть не тот образ выдуманного Томасом рассказчика (как в «Ньюфаундлендских записях»), но его истинное лицо: не балагура, не весельчака, не неотесанного моряка, но человека неглупого, наблюдательного, гуманного и, увы, весьма пессимистичного. Его волнует проблема рабства в Вест-Индии, он записывает случаи пьянства на корабле, которые чаще всего приводят к плачевным последствиям; Томас размышляет о морали, мечтает о будущем, «когда закончится война», живо интересуется политикой внешнего мира и внутри себя бунтует против навязанной корабельной иерархии, восхищаясь теми смельчаками, которые не боятся перечить капитану (см. запись беседы доктора и капитана от 6 ноября 1798). По-видимому, из опасения некоторые записи Аарон Томас делал задом наперед или шифровал смесью из португальского и английских языков. То же касается и писем — например, капитан HMS “Lapwing” часто упоминается, как Х или Соломон (ироничный намек на самоуверенность юного капитана), название Портсмут приводится как Портобокко и т.д.
Посмертная судьба его рукописей сложилась интересно – под стать авантюрному роману. И «Карибские записи», и «Ньюфаундлендский дневник» оказались в забвении на долгие годы. Через восемьдесят лет после смерти автора, в 1882 году, «Ньюфаундлендский дневник» попался на глаза путешественнику родом из Ньюфаундленда в манчестерском магазинчике старых книг. Он купил ее и увез в Канаду, где она долгие годы хранилась в семье Мюррей, пока в 1968 году Джин Мюррей не подготовила книгу к публикации и не выпустила – записи Аарона Томаса теперь считаются одним из первых литературных произведений Ньюфаундленда.
«Карибские записи» в конце концов оказались в библиотеке Университета Майами, и в 1999 году эти записи были переведены Элизабет Лок в электронный формат, расшифрованы и выложены в интернет. Они дают яркое представление о морских нравах эпохи, об устройстве общества рабовладельческих Карибских островов и интересны достаточно широкому кругу читателей.

@темы: XVIII век, Дневник Аарона Томаса, история