Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о книгах (список заголовков)
12:10 

lock Доступ к записи ограничен

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:52 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
На Gutenberg.org выложили интересную книгу: "История, обычаи и нравы индейцев, которые когда-либо населяли Пенсильванию и соседние штаты". Поглядела пока мельком, но показалось очень интересным, как этнографически (имена, культура, уклад жизни, одежда, танцы, мифология, врачевание, шаманизм и прочее), так и политически (взаимоотношения между индейцами и белыми, политика, гонцы, войны).
Плюс есть еще краткий словарик ирокезских слов )


@темы: О книгах

14:31 

Подводя итоги

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Ко мне в руки попала книга Моэма "Подводя итоги". Сначала хотела процитировать чуть-чуть, но она настолько глубока и интересна, что одним чуть-чуть отделаться невозможно. И Вольтер, Вольтер для него - лучший из мастеров, в чем я Моэма, пожалуй, поддерживаю.

О собственном пути в поиске идеального стиля

О ясности выражения мысли

О прозе и поэзии, барокко и рококо

О вдохновении, таланте и гении

Прочесть книгу полностью можно здесь. Там много интересного, много спорного, много пищи для ума.


@темы: О книгах, Моэм

12:34 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Мой личный список милоты пополнился мемуарами Франклина. Очень теплая, искренняя книга, особенно в начале, где Франклин пишет о своей семье, о детстве, юности и взрослении. Мне понравился его метод обучения писательскому ремеслу, как говорим мы сейчас:

"Примерно в это время мне попался в руки разрозненный том «Зрителя».[«Зритель» («Spectator», 1711-1712) - нравственно-сатирический журнал Аддисона и Стиля - известных журналистов эпохи раннего английского Просвещения. По форме журнал представляет собой дидактические беседы издателя («Зрителя») с читателем на темы быта, морали и философии.] Это был том третий. До сих пор я еще не видел ни одного. Я купил его, неоднократно перечитывал от корки до корки и был от него в совершенном восхищении. Слог показался мне бесподобным, и я решил, насколько возможно, ему подражать. С этой целью я взял некоторые очерки и кратко записал смысл каждой фразы, затем я отложил их на несколько дней, а потом попытался восстановить текст, не заглядывая в книгу и излагая смысл каждой фразы так же полно и подробно, как в оригинале, для чего я прибегал к таким выражениям, которые мне казались уместными. Затем я сравнил своего «Зрителя» с подлинником, обнаружил некоторые свои ошибки и исправил их. Но оказалось, что мне не хватало то ли запаса слов, то ли сноровки в их употреблении, а это, как я полагал, я бы уже теперь приобрел, если бы продолжал писать стихи; ведь постоянные поиски слов одинакового значения, но различной длины, которые подошли бы под размер, или различного звучания для рифмы принудили бы меня непрерывно искать разнообразия, а кроме того, все эти разнообразные слова закрепились бы у меня в уме и я был бы над ними хозяином. Тогда я взял некоторые из напечатанных в «Зрителе» историй и переложил их в стихи; когда же я как следует забыл прозаический оригинал, то принялся переделывать их обратно в прозу.
Иногда я в беспорядке перетасовывал свои конспективные записи и через несколько недель пытался расположить их наилучшим образом, прежде чем составлять законченные фразы и дописывать очерки. Это должно было научить меня упорядоченному мышлению. Сравнивая затем свое сочинение с оригиналом, я находил множество ошибок и исправлял их; но иногда я льстил себя мыслью, что в некоторых незначительных деталях мне удалось улучшить изложение или язык, и это заставляло меня думать, что со временем я, пожалуй, стану неплохим писателем, к чему я всячески стремился. Я мог выделить для этих упражнений и для чтения время только ночью после работы или утром до работы, или по воскресеньям, когда я старался оставаться один в типографии, избегая, насколько возможно, посещать общественное богослужение, чего от меня неуклонно требовал отец, когда я находился на его попечении, - я и до сих пор считал это своей обязанностью, хотя и не мог, как мне казалось, позволить себе тратить на это время".


Насколько отличается уклад, семейные обеды и отношения! И этот мотив юности: делай, если хочешь рискнуть, потому что не сделаешь - не получится. Одна из немногих книг, которые приносят удовлетворение, как от хорошего вечера с добрым другом.

Одно плохо, книга у меня в бумажном варианте, и мне печально, что напечатали ее достаточно похабно. Во-первых, нигде не указан переводчик; во-вторых, в тексте присутствуют явные маркеры, что он распознавался из какого-то источника - Ныо-Джерси вместо Нью-Джерси, Джейме вместо Джеймс и так далее, иногда встречаются опечатки - "он" вместо "я", и так далее.

Если говорить еще о книгах, то вчера был вечер знакомства с произведениями из серии "В вихре времен", это про попаданцев. До самих произведений мы не дошли - хватило только аннотаций. Благодаря действиям гениальных же попаданцев получаются курьезы вроде: Суворов, который освобождает Индостан от власти британцев, Нильская казацкая сечь в Эфиопии, наш десант в Америке. И постоянно с кого-то сбивают спесь, выламывают крепким кулаком зубы, моют сапоги в дальних морях, пока враги униженно уползают прочь... Это очень интересное чувство - пишут они, но чувство неудобства за эти книги охватывает почему-то читателя.


@темы: О книгах

12:22 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
На этой неделе я читала и перечитывала очень странную подборку книг:

- "Курьер" Шахназарова
Повесть очень отличается от фильма, хотя и фильм я нежно люблю. В повести есть тонкая нить тоски по времени, которую пытается поймать главный герой. Может быть, в этом виновато время застоя - без будущего, без глубоких интересов, однако я чувствую в нем кое-что знакомое. Прекрасная выходка с автобиографией, когда Иван написал, что его матушка была баронессой, а отец погиб в битве, и не менее характерная реакция начальника - абсолютно равнодушная. И такой же конец, когда фантазии сменяются одна другой, потому что это дает облегчение в одиноком мире.

- де Мюссе
Попала на его отрывок, где он сокрушается по потерянной Франции и плачет крокодильими слезами, что старые Империи обрекли его страну на погибель и точно шакалы разорвали ее. Давно не испытывала такой гадливости, но это очень субъективно - из-за темы беседы; написано оно хорошо, в меру пафосно.

- дневники Первенцева
Очень сложные, но искренние. Мир в монохроме. Хорошие люди, подлецы и пьяницы, люди, которые не могут удержаться от подлости. Поразительное описание бегства из Москвы при подходе немцев и толпы, которая громила автомобили убегающих.

- "Истоки Американской Революции" Бейлина
Старая достаточно работа, но уже во вступлении он делает несколько интересных наблюдений - про жар первооткрывателя, даже если берешься за знакомую тему и смотришь на нее с другой стороны, про то, что со временем, любое событие в истории кажется неминуемым в народном сознании, уже не говоря о том, что сама книга прелюбопытная - истоки и последствия, и проблемы, которые приходилось решать новоявленным политикам, и бардак.


@темы: О книгах

13:23 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Есть вечный спор среди авторов, который всякий раз выливается в поливание друг друга помоями. Стоит кому-то заикнуться, что изданное произведение плохо написано из-за бедности языка и примитивности сюжета, изданные авторы выступят плотным строем, что человек просто завидует. Стоит кому-то заикнуться, что произведение скучно и заумно, и он попадет под копыта разъяренных любителей интеллектуальной прозы, которые отправят его читать литературу примитивную, не забыв добавить, что наш народ травят и нарочно отупляют тем, что валяется в магазинах. Особенно становится весело, когда встречаются сами зубры: тут трещат черепа, льется кровь, слышен лязг стали, и вот уже кто-то визжит, зажатый в тисках, пока не испустит дух, но вновь и вновь на поле боя выходят новые войска.

По-моему, все это происходит из-за непонимания самих же авторов, что они хотят читать и что писать. Как цапле глупо учить пса летать, так и пес не сможет поделиться с ней секретами охоты на волка. Люди забывают, что есть проза, рассчитанная на быстрый успех, а есть та , к которой успех придет далеко не сразу, но будет долгим - обычное деление на паралитературу массовой культуры, где должно поощрять быть хорошим ремесленником, писать быстро и в тренде, и литературу, созданную в попытках выразить невыразимое, обладающую определенным культурным значением. Они забывают об этом, и начинают сваливать все искусство в один чан, и не могут понять, почему картина мира не выглядит цельной, и находят врагов в противоположном стане (одни говорят: "меня не печатают из-за этих криворуких", вторые пеняют на желание первых выскочить и покичиться умом и эрудицией), подрывают себе здоровье в спорах и не пишут ни того, ни другого.

Добротная массовая литература нужна, как мостик к чему-то большему в искусстве. Проза высокая тоже нужна, потому что она суть отражение сегодняшнего дня на все времена. Но хуже всего тем, кто вырос из первого и не дорос до второго. Таких людей, увы, немало.


@темы: О книгах

13:48 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Иногда почитываю чужие жж начинающих писателей. Сегодня нашла очень грустный пост, хотя по сути он вовсе не печален, а полон творческих планов. Автор прикрутил к нему голосовалку с вопросом, какой план ему начать, но получил лишь два голоса в пункте "Начни уж что-нибудь новенькое" и в пункте "Заткни фонтан". Это достаточно печально - окружать себя людьми, которые в тебя не верят.

Если говорить о большой литературе, то читаю пьесы Гоцци. Люблю их за многослойность. Тут и сказка, и выпады в адрес некоторых тогдашних личностей, и чудовищные на наш сегодняшний взгляд поступки, и благородные чувства, и все вместе как-то необычно мило душе, и оставляет чудесное послевкусие, как от родниковой воды. Список литературы в последние недели скачет во все стороны: то перечитывала Войновича с "Монументальной пропагандой", то Аристофана с "Облаками", то Сетона-Томпсона, которого я все-таки надеюсь доперевести (кое-что, что у нас не переводилось). Кстати, не премину заметить, что Николай Чуковский, который делал большинство его переводов, все-таки восхитительный мастер. Он так попал в лад построению его предложений и фраз, и все это естественно, не вымученно - просто сказка.

Лабиринт решил меня добить и подсовывает в рекламе то альбом Бернардо Беллотто с восхитительными иллюстрациями, то историю русского мундира при Елизавете Петровне ))) Цены у этих людей совершенно не гуманные.


@темы: Семилетняя война, О книгах

23:12 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Кот Тимошка повторил свой коронный номер и закрылся в квартире изнутри. Развел Сережу на две тысячи опять. Вот как ему это удается?

Из прочих новостей: с опозданием на месяц, благодаря Дейдре, узнала, что при потере прав теперь не нужна медсправка. Осталось получить права, но за время вынужденного простоя машины закончились ОСАГО и ДК.

Время совсем течет незаметно, когда идешь пешком, и у тебя в голове складывается некий театр и из картинок, и из слов - как оно все будет дальше в твоем рассказе/повести/фанфике/романе. Обсуждали как-то с другом, у кого как оно бывает: он признался, что у него всегда на первом месте картинка, а потом он мучительно подбирает слова. В мемуарах Шварца что-то похожее было описано у писателя Л. Пантелеева - каторжный труд, когда средненькое сравнение после долгих мук меняется в лучшем случае на равноценное.


@темы: Жизненное, О книгах, Персонажи и их автор

14:38 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
"Создам ли я нечто, сто­я­щее тру­да, если опи­шу дея­ния наро­да рим­ско­го от пер­вых начал Горо­да, того твер­до не знаю, да и знал бы, не решил­ся бы ска­зать, ибо вижу — затея эта и ста­рая, и не необыч­ная, коль ско­ро все новые писа­те­ли верят, что дано им либо в изло­же­нии собы­тий при­бли­зить­ся к истине, либо пре­взой­ти неис­кус­ную древ­ность в уме­нии писать".

Со времен Тита Ливия ничего не изменилось, я смотрю.
Как раз сегодня читала споры о Достоевском и Толстом, которые ведут нынешние публикующиеся и не очень писатели. Одна и та же песня - как превзойти неискусную древность? Только эксперименты в языке и изложении уходят все глубже и потому незаметней.


@темы: Жизненно, О книгах

13:20 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Как ни странно, но в ЖЖ я чувствую себя спокойней. Надо сказать, невольно такое состояние призывает к откровенности: больше говорить о себе, о своих мыслях, о том, что волнует.

Сейчас разбирала книги, которыми у меня завален стол: картины рококо, Хогарт, Рейнольдс, Гейнсборо, Пер Хиллестрем, история Вены, книги о Марии-Терезии и Иосифе Втором, краеведческие очерки по Лондону и Вене восемнадцатого века, атлас Войны за Независимость, жизнеописание Роберта Клайва... И все на немецком или английском (кроме Хиллестрема, он внезапно на шведском). Невольно вспомнилось, как мне посчастливилось найти на Авито коллекцию книг по истории европейских армий XVIII-XIX веков: книжечки были бережно обернуты в самодельные обложки из кальки, кое-где подчеркнуты важные места; все любовно было собрано человеком, который знал в этом толк и знал истинную им цену, однако его наследник продавал их за бесценок. Жаль будет, если и эти книги постигнет когда-нибудь такая же судьба. В чем-то они уникальны.

Кстати, сегодня годовщина Семилетней Войны. Кровавой войны, о которой мы знаем лишь урывками. Все время вспоминаю рисунок Ходовецкого - той вдовы, что в мужней, солдатской одежде просит милостыню с грудным ребенком в руках. Сколько судеб она переменила! Редактирую Камилу и думаю о том, что было бы, выживи ее отец во время этой войны. Не умерла бы мать, не продали бы ее саму родственники, и жила бы работящая девочка счастливо и такого горя не знала. Очень люблю думать о том, что было бы - как о своих персонажах, так и о себе самой. Ужасная привычка, если честно.

@темы: ты забыл ответить, а жизнь продолжается!, Семилетняя война, Персонажи и их автор, О книгах, Камила, Жизненное, XVIII век

There's something wrong with your heart

главная