Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: xx век (список заголовков)
17:47 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
«Помимо несравненно большей широты охвата историко-литературного материала, книга Шиллера имеет ещё одно очень важное преимущество над прежними нашими пособиями. Она очень во многом опирается на ту серьезную работу, которую проделала за последние годы марксистская наука об искусстве по разоблачению псевдомарксистских вульгарно-социологических взглядов на искусство, особенно ярко выраженных в работах Фриче и Переверзева и их учеников, и по положительной разработке конкретных проблем теории и истории литературы. В книге Шиллера как раз и сделана попытка суммирования некоторых результатов этой работы. Автор широко использовал ряд исследований по общим и специальным историко-литературным вопросам, появившихся за последнее время».

(Фридлендер Г. Новый курс западно-европейской литературы // Литературное обозрение – 1936 - №6 – С. 41).

Абсолютно чудесная аннотация, написанная Фридлендером, когда он был студентом. Чудесна она, конечно, не содержанием, в котором встречается искусный эвфемизм слова "высер" (впрочем, такая риторика вполне обычна для научных дискуссий того времени), а всеми участвующими в ней героями. Владимир Максимович Фриче - один из первых марксистских филологов, академик-коммунист, сыгравший одну из трагических ролей во время дела академиков (в результате которого и был, кстати, арестован и сослан Борис Михайлович Энгельгардт, о котором я упоминала чуть раньше) - вовремя (как бы страшно это ни звучало) умер, иначе бы оказался рядом с Переверзевым. Валериан Федорович Переверзев - революционер, литературовед, красный профессор - внезапно был осужден в меньшевизме, попытке отгородить литературу от марксизма, вульгарном объективизме (что бы это ни значило), арестован в 1938 году и сослан. Совершенно та же судьба и в том же году постигла возносимого в рецензии Франца Петровича Шиллера (который как раз успел закончить издание своей книги в трех томах "История Западноевропейской литературы"). Ну и, вряд ли кто-то уже сомневается, что в 1942 году был арестован и сослан и сам Фридлендер, единственный из всех, кто смог потом открыто вернуться к научной работе и преподаванию в высшей школе.

Но что самое поразительное (уже безотносительно рецензии), большинство фундаментальных академических работ об истории западноевропейской литературы Нового времени на русском языке как раз принадлежат тридцатым и шестидесятым годам, после чего идет спад и даже некоторое забвение.

Да-да, и этот пост тоже родился из-за Дефо и Свифта. :gigi:

@темы: XVIII век, XX век, Культура, история

11:00 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Очень приятно находить в чужих мемуарах или опубликованной переписке любимые и давно знакомые цитаты. Охватывает такое теплое чувство узнавания и солидарности, словно далекий привет и дружеский жест. Сегодня узнала раскавыченного Вольтера в переписке Чуковской и Самойлова (от Чуковской, право же, не ожидала именно Вольтера). А еще они слушали Бриттена ))
Так и хочется обнимать и няшить.

Историю Древнего Рима Ливия нельзя прочесть один раз. Во всяком случае, с электронного носителя точно; это книга, как и Цицерон, для неспешного прочтения с конспектированием и смакованием. Все-таки теперь стало ясней, откуда пошло вознесение отечества во времена классицизма, стоит только вспомнить многие из историй. И, опять же, очень тронула история Горациев и Куриациев во время короткой войны римлян и альбинцев. И Тарквиний Гордый, замешавший кашу на крови. И, конечно, спокойствие рассказчика, за которым видно определенное волнение и смирение, что историю невозможно изменить.

"Было тогда в каж­дой из ратей по трое бра­тьев-близ­не­цов, рав­ных и воз­рас­том, и силой. Это были, как зна­ет каж­дый, Гора­ции и Кури­а­ции, и едва ли есть пре­да­ние древ­но­сти, извест­ное более широ­ко; но и в таком ясном деле не обо­шлось без пута­ни­цы насчет того, к како­му наро­ду при­над­ле­жа­ли Гора­ции, к како­му Кури­а­ции. Писа­те­ли рас­хо­дят­ся во мне­ни­ях, но боль­шая часть, насколь­ко я могу судить, зовет рим­лян Гора­ци­я­ми, к ним хоте­лось бы при­со­еди­нить­ся и мне. Цари обра­ща­ют­ся к близ­не­цам, пред­ла­гая им обна­жить мечи, — каж­до­му за свое оте­че­ство: той сто­роне доста­нет­ся власть, за какою будет побе­да. Воз­ра­же­ний нет, сго­ва­ри­ва­ют­ся о вре­ме­ни и месте. Преж­де чем начал­ся бой, меж­ду рим­ля­на­ми и аль­бан­ца­ми был заклю­чен дого­вор на таких усло­ви­ях: чьи граж­дане побе­дят в схват­ке, тот народ будет мир­но власт­во­вать над дру­гим.
О битве и последствиях

А еще я почти закончила натюрморт (простите за качество). Копировать да Винчи оказалось самым трудным делом.


@темы: XX век, Искусство, влюбленные весенние коты, история, карантин

23:49 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
изображение


Интересный твиттер "Оттоманские архивы". Фотографии, картины Оттоманской Порты - XVIII-XX веков (с поправкой на изобретение фотографии, конечно же)).

@темы: история, интересные ссылки, Искусство, XX век, XVIII век, XIX век

13:11 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Наверное, из всех пиратских картин Пайла мне все-таки больше всего нравится вот эта с пиратом, высаженным на необитаемый остров.

изображение


Есть в ней такое внутреннее отчаяние и смирение, знакомое каждому, когда осознаешь нечто, переворачивающее всю прежнюю жизнь.

Внезапно нашла еще у себя в коллекции неожиданную картину Эндрю Уайета, посвященную Ройал Нэви. С его воздушностью и мистикой она выглядит несколько... отрезвляюще ))


@темы: влюбленные весенние коты, Искусство, XX век, XIX век

13:45 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.


А расспросить уже некого. Остается только помнить. Из моего далекого детства я помню, как в этот день к дедушке приезжал дядя Володя, иногда другие фронтовики. Они играли в шахматы - черные и белые лаковые шахматы с войлочной прокладкой под ножкой, чтобы не царапали полированную доску. Помню, что дедушка и его гости разговаривали о войне, но не помню о чем - мне было всего пять лет, поэтому лучше всего мне вспоминается вкус этих шахмат, после того, как их оближешь.

@темы: Искусство, XX век

21:22 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Вместо открыток вытащила из почтового ящика огромный конверт. Почему-то из Калининграда. Оказалось, что очень странным путем до меня добиралась моя "Кавалерия Священной Римской Империи восемнадцатого века"; Ай-Парсел по морю, что ли, посылки отправляет, с переупаковкой на границе? )) Непонятно.

А книга неплохая, из старой Оспрейской военной серии. Сижу, разглядываю картинки - кирасиры и гусары внушают.

Перечитывала в очередной раз чудесную переписку Чуковской и Пантелеева, и как всякий раз - хочется, чтобы она не заканчивалась. Удивительный дар бытописания и верности у обоих адресатов: на душе тепло, пусть я и не всегда разделяю их взгляды.

Еще ввязалась в странное дело с прекрасным человеком, и - да, на прошлой неделе нашла двух вполне реальных прототипов своих героев ) Это так забавно, когда ты сначала придумал, а потом увидел то, что придумал. Невольно возникает вопрос - а время-то точно не спирально и не пересекается, не? )) Окрыляющее ощущение.

И, кстати, внезапный вопрос, если кому не сложно ответить. А расскажите, как вы отдыхаете? И сколько. А то у меня, похоже, внезапно проблемы.

@темы: XVIII век, XX век, Канализация для мозгов, а жизнь продолжается!, влюбленные весенние коты, история, ты забыл ответить

15:01 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
«Только очень наивные люди думают, что вымысел враждебен реальности. На самом деле именно благодаря фактам воображение получает толчок и помогает писателю проникнуть в самую суть исторического процесса. Что писатель, работающий на историческом материале, обязан знать факты - для меня очевидно, но я убежден, что он не должен слишком слепо их придерживаться. Его задача показать прошлое во всей его жизненности, а уж как он этого добьется - его дело.
...
Меньше всего я хотел бы умалить работу историков. Значение ее неоспоримо; писатель, пишущий о прошлом, и историк - не соперники. Они соратники. Они делают общее дело, только по-разному. Они реально дают нам чувство истории, чувство драгоценное. Об этом хорошо сказал Пушкин: "Дикость, подлость и невежество не уважают прошедшего, пресмыкаясь пред одним настоящим"».

Чувство истории

По-моему, Константин Георгиевич Паустовский прекрасно сказал.

@темы: XX век, Искусство, учебное

13:47 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Полночи обменивались цитатами и впечатлениями с Дейдре )) Оставлю кое-что и здесь, что вчера кидала.

Цитаты из воспоминаний Л. К. Чуковской

+++

@темы: XX век, Искусство, история

08:03 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Ссылки для "не потерять"

Индия:

- История Индии (1756 - 1798 гг, Бенгал);
- Три жизнеописания французов в Бенгале или Крах французских поселений в 1757 году

Северная Америка:

- Два военных дневника рядовых во время Франко-Индейской войны и войны за Независимость, музей Паукипси, издание 1854 года
- Записки помощника хирурга в Британской тюрьме времен Войны за Независимость (1777 - 1778 гг), редакция 1903 года.

С утра прочла стихотворение Киплинга про Филадельфию. Вот умеет же он порвать душу на тряпочки с первых строк!
Выходные прошли под знаком Чуковских. Многое открыла для себя - и жизненного, и литературного; кое-что пришлось пересмотреть в собственных взглядах.

@темы: East India, XVIII век, XX век, Война за Независимость, Колониальная Америка, Семилетняя Война, история

10:21 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Оригинал взят в Один день поискового отряда подо Ржевом

Существуют поисковые отряды, занимающиеся розыском и захоронением останков павших во время ВОВ воинов. Ведь ни для кого не секрет, что по разным причинам дикое количество бойцов и командиров Красной Армии не удалось нормально похоронить во время той войны, и до сих пор останки героев гоняют туда-сюда тракторами. Они лежат под канализацией в сельских домах, под кучами мусора в черте города, под тропинками в городских парках, их сапоги и поныне торчат перед заплывшими немецкими пулеметными гнездами.

Кроме того, что все павшие воины должны быть похоронены, важным элементом в поиске погибших является процесс патриотического воспитания молодежи, а также работа с трудными подростками.
Я с детства езжу в поисковые экспедиции. Решил описать один будничный день отряда. Работы проводились в Зубцовском и Ржевском районах Тверской области - 21 августа этого года.



Под катом 47 фотографий одного дня поискового отряда...

@темы: история, влюбленные весенние коты, а жизнь продолжается!, XX век

15:18 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Из архивных дневников В.О. Богомолова (творческий метод).

Октябрь 1951 г. — Задумал написать приключенческую повесть для юношества. Тема старая, а повесть будет новой.
Ноябрь 1951 г. — Начал писать и обдумывать повесть для юношества, отдельные главки (три) уже готовы.
31 декабря 1951 г. — Разобрал материалы повести «Осенью сорок четвертого». Горы бумаги, все, кажется, ясно, а за «стол» сесть трудно. Нужна повседневная тренировка, хотя бы — два часа, но каждый день.
4 августа 1952 г. — Пишется тяжело, самое трудное — биографические экспозиции (прошлое) героев. Как ни стараюсь, получается публицистика (язык очерка). Основательно ознакомился с журналом «Литературная учеба» за 1938–41 гг., сделал много полезных выписок.
18 сентября 1952 г. — Надо изменить мой «творческий метод». Нужно писать понемногу, все главы «начерно», потом снова писать и дописывать, но не работать над одним куском сутками, отделывая каждую строчку. Этим займись потом, а сейчас медленно и упорно тянуть все главы понемногу.
1–7 октября 1952 г. — Работал над повестью. Двигается очень медленно, буквально на несколько строк в день. Почему так? Надо оторваться от материала, отойти в сторону. А когда погружаешься в эпизод, то дело идет туго. В Библиотеке им. Ленина просмотрел «Огонек» и газеты за 1944 год. Для книги полезного нашел очень мало, но занятие само по себе очень нужное и полезное. В дальнейшем при работе над произведениями нужно будет обязательно заглядывать в газеты и журналы военного времени.
читать дальше

Люблю этого писателя.

@темы: XX век, Искусство, влюбленные весенние коты, учебное

05:14 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Посреди ночи забыла внезапно, как зовется артиллерийский банник (которым прочищали ствол пушек, щетка такая на длинной палке), пошла искать и нашла замечательную книгу про артиллерию пятьдесят третьего года издания. Еще с цитатами из Иосифа Виссарионовича! Вначале подумала, что это для детей - там много иллюстраций, очень патриотичное содержание, но в большой плюс, что объясняется многое подробно и хорошим языком. На самом деле - нет, это большой труд, посвященный артиллерии до второй мировой войны включительно.

изображение


Уже четвертый год шла Семилетняя война.
Прусский король Фридрих II в союзе с англичанами вел ее против русских, французов и австрийцев.
Весною 1759 года русская армия двинулась в наступление на Пруссию. Командовал этой армией генерал-фельдмаршал Салтыков.
Разгромив 12 июля прусский корпус генерала Веделя под Пальцигом, Салтыков в начале августа вышел к реке Одер неподалеку от города Франкфурта, расположенного в 80 километрах к востоку от Берлина. Тут Салтыков узнал о приближении главных сил прусской армии, возглавляемых самим Фридрихом.
Салтыков занял сильную оборонительную позицию у деревни Куннерсдорф. Позиция была вытянута в линию на трех соседних холмах, перед которыми расстилалось болото; позади позиции находился большой лес.
читать дальше

Никифоров Н. Н., Туркин П. И., Жеребцов А. А., Галиенко С. Г. Артиллерия / Под общ. ред. Чистякова М. Н. - М.: Воениздат МО СССР, 1953.

А вообще книга очень полезная. Там не только история, но и всякие приемы: как вести огонь с открытой позиции, как с закрытой, как высчитывать угол, как готовить орудие к стрельбе, как взаимодействовать с другими родами войск, типы снарядов и пр. Конечно, прошло ого-го сколько времени, но тем не менее достаточно любопытно.

@темы: XIX век, XVIII век, XX век, Елизавета Петровна и ее царство, Семилетняя Война, Фридрих II Великий, учебное

02:59 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
В начале двадцатого века были свои реконструкторы )

изображение


@темы: история, XX век, XVIII век

15:15 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Открыла для себя мемуары Веры Пановой.
Вообще, как писатель, мне она не очень нравилась: излишняя мораль и - местами - ремесло портили ее работы. Но мемуары, как ни странно, прекрасны. Особенно хорошо о детстве и молодости, там очень искренне и очень пронзительно: еще одна точка зрения на двадцатые годы.

Мне четыре года, у меня круглое лицо, курносый нос, две тугие русые косички свешиваются из-за ушей. На мне шерстяное платье серыми и коричневыми квадратами и передник из холста покроя, изобретенного бабушкой Надеждой Николаевной, к переднику сзади прикреплен на пуговках круглый воротник. Бабушка Надежда Николаевна меня обшивает, она же учит, как делать реверанс, как держать при ходьбе руки (сложенные у талии коробочкой, ни в коем случае не размахивать ими, как поступают невоспитанные люди), как здороваться, даже — как писать адрес на конверте…

Суровое кружевце, которым обшит мой передник, бабушка Надежда Николаевна связала сама. Она его вязала стальным крючком — быстрыми взмахами двигалась ее худая желтоватая рука в шерстяном лиловом напульснике (чтоб не зябла).

В клетчатом платье и холщовом переднике я сижу в нашей маленькой столовой у стола, накрытого к обеду. Над столом висит керосиновая лампа под матово-белым стеклянным колпаком, к лампе привешен дробовой груз. Во главе стола сидит моя мама Вера Леонидовна, а у стены, напротив меня, сидят рядом отец Федор Иванович и кот Зайка.
читать дальше


Но интересно и о работе, вот нашла замечательный кусочек:

48. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОВЕСТИ

Должно быть, у всякого человека в некий период жизни возникает особенно горячее чувство кровного родства со страной, в которой он явился на свет и прожил жизнь. И когда это чувство кровной близости появляется, тогда уже человека не собьешь ни россказнями о прелестях жизни в других странах, какими бы они ни выглядели процветающими, ни посулами всяческих благ, какие он может в этих тридевятых царствах получить.

И непременно к этим чувствам любви, гордости, благодарности присоединяется необходимость поделиться своей любовью, объяснить свою гордость и свое преклонение, заявить, что предмет его любви самый прекрасный, самый возвышенный, самый богатый всем, что только есть достойного хвалы и преклонения.
читать дальше


Очень просто - и от этого страшно - написаны воспоминания об оккупации.

Целую вечность тебя не видела, ни лица твоего, ни улыбки, что так прелестно морщила уголки твоих глаз и губ, ни даже почерка твоего прежние письма твои сгорели в огне войны, а новых я не получала и не получу уже. Расставание наше было долгое и многоступенчатое, я спустилась за тобой по крыльцу, заметенному снегом, и бежала до ворот, и метель белыми петлями стелилась по земле. С той ночи она мне сопутствовала всюду, метель кидается мне под ноги, куда бы я ни пошла, и мешает идти, и стужа хватает меня за горло, мешая дышать.

Хочу тебе сказать, что за эту вечность разлуки я очень много узнала. О, тебе известно, какою я мнила себя многоумной, как высоко ставила свое пустяшное знание жизни, вычитанное из книг, и свое воображение, которое могло представить мне все, чего я не видела и о чем не читала. А оказалось, я не знала почти ничего, и вот, оторванная от тебя и от нашей любви, я стала узнавать. Чаще это узнавание было горьким, чем радостным, но были и счастливые узнавания.

Я узнала себя — что такое аз есмь и что мне предназначено делать в мире и вот я по мере сил делаю, осторожно расходую свои возможности, стараясь не зарваться, хотя и это не так-то легко, да, милый, все нелегко в этом мире, на этой земле.

Чего-чего только не узнала я о повседневной людской юдоли, об их делах и страданиях.

Ну вот хотя бы, к примеру: как весело смотреть на пожар.
читать дальше


И про Соловки:

Маленький дачный поезд повез меня на Кемь-пристань. В вагоне против меня сидела немолодая цыганка какой-то диковинной, фантастической красоты, одетая пестро и нарядно. Она сидела, раскинув свои пышные юбки из торгсиновских ситцев, юбки не скрывали пыльных босых ног, в ушах у нее были золотые кольца, на шее — ожерелье из золотых монет.

Она сразу спросила:

— На свиданье приехала? К кому?

— К мужу.

— И я к мужу, — сказала цыганка. — Дай руку, я тебе погадаю.

Я отказалась гадать, о чем жалею и по сей день. Мещанский мой рационализм меня удержал. Вместо гаданья мы пошли в магазин покупать масло.
читать дальше


Как говорится, рекомендую.

@темы: XX век, Искусство, влюбленные весенние коты, история

15:50 

За сто лет ничего не изменилось )

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.

Аркадий Бухов

Мученики



Ни с одним из физических недостатков люди так неохотно мирятся, как с толщиной.
Человек, лишившийся ноги, быстро привыкает к своей деревяшке, и если бы в один странный день у него неожиданно выросла свежая нога, он, наверное, был бы не только удивлен, но даже немного обижен.
- Ишь ты... лезет... Нашла когда... - с укором обратился бы он к ноге, - подумаешь, цаца какая...
Человек с оторванным ухом просто забывает о нем и очень сухо принимает все сожаления окружающих.
- На мой век и одного хватит. У рыбы совсем нет, а подите приступитесь к ней. Осетрина - три рубля фунт, а в фунте и смотреть нечего. Кожа да жир...
Толстяки, наоборот, вечные мученики.


читать дальше

@темы: XX век, Искусство

12:49 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
изображение


За тех, кто воевал на стороне СССР, за тех, кто работал в тылу, чтобы поддержать жизнь, за тех, кто потерял на этой войне близких.
За тех, кто ждал пропавших в войну без вести, за тех, кто хранил память, за тех, кто восстанавливал разрушенное после войны.
Два моих деда воевали: один, вологодец, в артиллерии, второй - украинец, из-под Донецка, - в звуковой разведке. Моя бабушка была блокадницей, ее брат, дедушка Володя, был эвакуирован с прабабушкой из Ленинграда (ленинградский дистрофик), мой прадедушка, поляк, был военным механиком. Много родственников с маминой стороны - вологодских и ленинградских - умерло в блокаду. Мой отец, эвакуированный с Украины, пил керосин от голода в эвакуации в самые страшные годы и чуть не умер.

Исчезнем мы, исчезнет наша память. Время - суровый целитель ран...

@темы: история, XX век

11:53 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Наверное, одна из самых трогательных и трагических историй любви описана в книге "Беспокойная юность" у Паустовского.
Молодость и война. Санитарный поезд. Помощь раненым. Разоренные деревни.
Ссора из-за того, что он хочет перевестись на корабль. Он опаздывает на судно и не знает, что это к счастью, потому что "Португаль" подбит немецкой торпедой. Она уже его похоронила, бежала в город узнать о погибших. Но:

– Господи! – говорила она сквозь слезы. – Что это я так плачу! Какая ерунда! Не подумайте, пожалуйста, что я так уж вас полюбила. Просто я испугалась.
– Да я ничего и не думаю, – ответил я и пригладил ее влажные волосы.
– Правда? – спросила Леля, подняла на меня глаза и улыбнулась. – Дайте мне, пожалуйста, сумочку. Там у меня платок. А я бежала в город узнать… может быть, не все погибли.


И снова дороги, и общие печали, и непонимание, и война, и разлука, и случайная встреча при отступлении. Она говорила, что они родились под счастливой звездой.
Но совсем скоро они попали в деревню, зараженную черной оспой.

Дальше пошло все хуже и хуже. Мы работали, стиснув зубы и не глядя друг на друга. Санитар вполголоса матерился, но никто не обращал на это внимания.
Казалось, что всё вокруг – это черная оспа, принявшая самые разные формы.
– Все это бесполезно, – сказала наконец Вера Севастьяновна. – Никого спасти мы не можем. Здесь никогда не было прививок. И этот балаганщик, врач из летучки, конечно, был прав.
– Но как же так? – спросила Леля. – Что же делать?
– Самим не заразиться. И только.
– Ну, а с больными?
– Морфий, – коротко ответила Вера Севастьяновна. – Чтобы поменьше мучились.
Санитар сплюнул и длинно выругался.
Мы вернулись в стодол, и Вера Севастьяновна сделала всему персоналу прививки.
Потянулось темное, томительное время.
Мы ходили по хатам, впрыскивали морфий, поили умирающих водой и с безмолвным отчаянием следили, как заболевали те немногие, которым болезнь дала отсрочку.
Трупы мы стаскивали в стодолы. Врач из летучки приказал сжигать эти стодолы. Каждый раз он распоряжался этим делом сам и очень при этом оживлялся.
Санитары обкладывали стодолы соломой и поджигали. Загорались они медленно, но горели жарко, распространяя тяжелый дым.
Стодол пропах карболкой. Наши руки были сожжены карболкой до того, что их нельзя было помыть. От воды они невыносимо болели.
По ночам было легче. Мы лежали вповалку на соломе, укрывшись шинелями и кошмами. К половине ночи мы согревались, но спали плохо.


И:
Не помню, на какую ночь Леля тихо сказал мне:
– Если я умру, не сжигайте меня в стодоле.
Она вздрогнула всем телом.
– Глупости! – ответил я, взял ее руку и почувствовал, что у меня дернулось сердце. Рука у Лели была как ледышка. Я потрогал лоб – он весь горел.
– Да, – горестно сказала Леля. – Да… Я заметила еще вчера. Только не оставляйте меня одну, милый вы мой человек.


И:
Мы выкопали глубокую могилу на бугре за деревней, около старой ветлы. Эту ветлу было видно издалека.
Санитары сколотили гроб из старых черных досок.
Я снял с пальца у Лели простое серебряное колечко и спрятал его в свою полевую сумку.
В гробу Леля была еще прекраснее, чем перед смертью.
Когда мы закапывали могилу, послышались винтовочные выстрелы. Их было немного, и они раздавались через равные промежутки времени.
В тот же день мы узнали, что никакого оцепления нет. Оно ушло, не предупредив нас. Может быть, эти выстрелы и были предупреждением, но мы не поняли этого.
Мы тотчас же ушли из деревни. Вокруг было пусто.
Когда мы отъехали с полверсты, я остановился и повернул коня. Позади в слабом тумане, в хмуром свете осеннего дня был виден под облетевшей ветлой маленький крест над могилой Лели – все, что осталось от трепещущей девичьей души, от ее голоса, смеха, ее любви и слез.
Вера Севастьяновна окликнула меня.
– Поезжайте, – сказал я. – Я вас догоню.
– Даете честное слово?
– Поезжайте!
Обоз тронулся. Я все стоял, не слезая с коня, и смотрел на деревню. Мне казалось, что если я чуть двинусь, то порвется последняя нить жизни, я упаду с коня, и все будет кончено.
Обоз несколько раз останавливался, поджидал меня, потом скрылся за перелеском.
Тогда я вернулся к могиле. Я соскочил с коня и не привязал его. Он тревожно раздувал ноздри и тихонько ржал.
Я подошел к могиле, опустился на колени и крепко прижался лбом к холодной земле. Под тяжелым слоем этой мокрой земли лежала молодая женщина, родившаяся под счастливой звездой.
Что же делать? Гладить рукой эту глину, что прикасается к ее лицу? Разрыть могилу, чтобы еще раз увидеть ее лицо и поцеловать глаза? Что делать?
Кто-то крепко схватил меня за плечо. Я оглянулся.
За мной стоял санитар Сырокомля. Он держал за повод серого коня. Это был конь врача из летучки.
– Пойдемте! – сказал Сырокомля и смущенно взглянул на меня светлыми глазами. – Не надо так!
Я долго не мог попасть ногой в стремя. Сырокомля поддерживал мне его, я сел в седло и поехал шагом прочь от могилы по свинцовым холодным лужам.


А вообще-то все шесть книг хороши. Потому что это жизнь. Иногда так увлекаешься мелочами, что совсем о ней забываешь.

@темы: Искусство, история, XX век

12:32 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
С утра сегодня разговоры о смысле жизни, и кому чего не хватает. Любви нам всем не хватает: и врагам, и друзьям.
Примерно так описывается весеннее непонятное состояние у большинства "всетленников" (и у меня тоже вчера):

xxx: Мама только что.
xxx: Стоит смотрит в стену задумчиво и говорит: "вот кафель, смотришь на него - вроде хороший, а потом представляешь себе размеры вселенной и думаешь: нахер вообще этот кафель нужен"


А вообще по этому поводу мне вспомнился роман Моэма "Острие бритвы", о том, как каждый делает выбор в своей жизни и как он эту жизнь проживает, и в чем ее смысл. Странно, каждый герой со своими недостатками, живой человек: временами подлый, временами гордый, временами мелочный, но жалко каждого, и временами понимаешь каждого. Даже сноба Эллиота Темплтона, который даже при смерти хотел попасть на светское мероприятие. Но главное - каждый получил то, к чему стремился. По словам самого автора:

«Однако, заканчивая эту книгу с неприятным сознанием, что оставил читателей в неведении, и не зная, как поправить дело, я оглянулся на свое длинное повествование в надежде найти хоть какой-то способ закончить его не столь огорчительно и, к величайшему своему изумлению, убедился, что совершенно неумышленно написал не что иное, как историю со счастливой развязкой. Ведь все мои персонажи, оказывается, обрели то, к чему стремились: Эллиот — доступ в высокие сферы; Изабелла — прочное положение в культурном и деятельном общественном кругу, подкрепленное солидным капиталом; Грей — постоянное прибыльное дело и к тому же контору, где проводит время от девяти до шести часов; Сюзанна Рувье — уверенность в завтрашнем дне; Софи — смерть, а Ларри — счастье. И пусть надменно брюзжат просвещенные критики; мы-то, читающая публика, все в глубине души любим истории с хорошим концом, так что моя развязка, пожалуй, не так уж и огорчительна.»

@темы: XX век, архитектура зла, Искусство

23:21 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Детство у каждого проходит по-разному: его делают люди вокруг, история места, в котором живешь, даже если не интересуешься ей.
Из своего летнего детства хорошо помню лес: буреломы, заросшие окопы, заболоченные воронки от бомб. Нет, в детстве не думаешь о войне - она кажется далекой и праздничной: воронки прекрасно подходят, чтобы устраивать там космические корабли, в окопах растут лисички, а на заброшенной железной дороге интересно посмотреть на проржавевшие остатки вагонов. Только потом внезапно узнаешь, что здесь были торфоразработки, которые немцы использовали ясно зачем, а чуть южней - детский концлагерь, якобы детский дом.
Не знаю, есть ли в других городах подобное, но у нас иногда нельзя и шагнуть, чтобы не наткнуться на память о войне. ДОТы и ЖБОТы в городе, противотанковые рвы в парках, останки самолетов, если чуть проехать вглубь области. Могилы на взорванных дотах, памятные знаки, танки, которые каждый год находят в Неве и болотах.
Но вообще я хотела написать не об этом, а о местах, рядом с которыми прошло мое детство. И даже писать ничего не буду, а просто поделюсь зимними фотографиями одного москвича.



читать дальше

Больше и впечатления здесь

@темы: история, Петербург и окрестности, XX век

13:49 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Читаю официальную корреспонденцию Ушакова к лорду Нельсону и турецкому паше.
Наверное, именно в ней наиболее видна суть "кружевных войн", хоть в это время они находились на последнем издыхании. Кроме того, не может не вызывать удивления этот странный союз: Россия, Турция, Британия.

Лорду Нельсону. 12 сентября 1798 г., у Дарданелл. Кор. «Св. Павел».

Милостивый государь мой!

Али Паше Янинскому
25 октября 1798 г. Кор. «Св. Павел».


Высокородный и Превосходительный Паша

Нашла на сайте "История русского флота в рассказах и свидетельствах очевидцев" - rumarine.ru/11/Ofitsialnaya-korrespondentsiya-a...
Там еще много интересного в документах - бортовые журналы, дневники, выложенные книги; от Северной войны до русско-японской.

@темы: история, Политика, XX век, XVIII век, XIX век

There's something wrong with your heart

главная