Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: война за независимость (список заголовков)
00:24 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Закончив лингвистический разбор оригинала, я взяла два самых популярных перевода "Путешествий Гулливера" - Бориса Энгельгардта и Адриана Франковского. Оба переводчика были близкими друзьями, и оба перевода были сделаны примерно в одно и то же время (Франковский перевел книгу полностью в 1933, насчет Энгельгардта я точно пока не знаю), и даже обе судьбы обоих товарищей во многом повторялись вплоть до их смерти в блокаду (Франковский пережил друга всего на месяц и скончался в его квартире, на его же диване в 1942 году).
Что любопытно, переводы местами совпадают почти дословно, вплоть до того, что оба переводят "старого коня" как "лошака" (помесь ослицы и коня). Энгельгардт поступил со Свифтом очень жестоко, разбив его бесконечные предложения на коротенькие обрубочки, выкинув не только сложные слова (мне удалось найти предположение, что он все-таки занимался переводом-адаптацией), но и все, что вообще ему не нравилось: лишние уточнения, объяснения, описания - они все ушли под нож. Это странно, и странно то, что именно его перевод является самым популярным и переиздаваемым в нашей стране
Оба переводчика не сохранили большинства фигур речи и тропов, отчего оба перевода перестали по структуре напоминать речи Цицерона. Исчезли и...
Ужасно, что они так похожи; придется заняться совершенно тяжким трудом - искать более редкий и новый перевод Яковенко по библиотекам. Или все-таки поискать самый первый перевод Свифта на русский с английского 1902 года. По сложности - это примерно одно и то же.
Кстати, несмотря на мои жалобы, у Франковского вполне достойный перевод ))
Ну да ладно.

А еще я сегодня случайно узнала, что к Кровавому Бану Тарлтону закономерно тянулись всякие отбросы общества. Оказывается, братья Микайя и Уайли Харп, известные своей чередой жестоких убийств, похищений и изнасилований во время войны за Независимость и после, служили именно под его началом. Ну надо же! Ну кто бы мог подумать! *сарказм*

@темы: XVIII век, Война за Независимость, Джонатан Свифт, Колониальная Америка

08:51 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Вот я тут сижу, а, оказывается, тут некие английские историки сделали вики-проект, ведут его, ищут волонтеров и обучают студентов всему, что связано с морем и морским делом в Лондоне середины семнадцатого века.
Они отсканировали записи из книг Адмиралтейства, добавляют биографии, списки кораблей, в том числе рабовладельческих. Очень занимательное чтение.

PS. В последние две недели замечаю, что после того, как стала слушать плеер на улице, количество людей, которые желают спросить дорогу куда-либо, увеличилось чуть ли не втрое. Слушаю сейчас историка Джеймса Шмидта из Бостонского Университета, который рассуждает об эпохе Просвещения и о том, как оно повлияло на нас нынешних. Есть о чем подумать, и еще раз проникнуться любовью к тому времени.

@темы: XVII век, XVIII век, Война за Независимость, Колониальная Америка, учебное

15:27 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
изображение


Кросби, шпион патриотов


Энох Кросби встретил Вашингтона в доме Джона Джея и там же предложил свою службу на благо армии патриотов. Кросби был не слишком удачливым сапожником, но после начала войны он приладил на спину короб торговца и, как гражданское лицо, питающее симпатию к тори, получил доступ к расквартированным британским войскам. Точно известно, что во время его первого прихода в казармы в его коробе лежал пропуск за подписью сэра Генри Клинтона, и соседи Кросби так уверились в том, что он служит англичанам, что схватили его и приволокли к генералу Вашингтону, но во время бурного обсуждения этого происшествия Кросби выскользнул из ненадежных наручников и сбежал. С другой стороны, Клинтон немало озадачился поразительной прозорливостью американцев о каждом его вздохе, пока он готовился нанести удар, и терял время, возможности и самообладание. Будто мало было Кросби подозрений от обеих армий и ненависти соседей, так он еще стал мишенью для Ковбоев и Скиннеров, которые уверились, что у него есть деньги, и вознамерились заполучить их.

Скиннеры были маркитантами у американской армии, Ковбои же состояли из тори и англичан-дезертиров. И те, и другие числились для виду поставщиками припасов для обеих армий, но на самом деле их проклинали фермеры и горожане, жившие в нейтральной полосе к северу от острова Манхэттен. Хотя и Ковбои, и Скиннеры были дерзкими грабителями, им порой приходилось нелегко даже при стычке с фермерами, как, например, случилось у Тарритауна, где Ковбои загнали женщину до смерти, а потом были буквально покромсаны на кусочки разъяренными соседями. Она стала одним из множества призраков, что стонут в нейтральной полосе, и карканье птиц, что пророчат злую судьбу с Вороньей горы, перемешивается с ее плачем. Полные бесстыдства, Ковбои и Скиннеры питали преданность к своим влиятельным хозяевам, и всякий раз, как встречали друг друга, рвались в драку, особенно за награбленное, которое можно было отобрать.

В октябре 1780 года Клодиус Смит, король Ковбоев, и три его сына решили, что пришло время заполучить деньги Кросби для короны, и отправились к его домишку, рассчитывая найти его у родного очага, поскольку отец Кросби тяжело хворал. Когда они пришли туда, то увидели, что Скиннеры опередили их, и через окно они узнали в главаре знаменитого разбойника, за чью голову была назначена награда. Он обыскивал каждый закоулок, каждую трещинку в комнате, пока Кросби, раздетый до подштанников и рубахи, стоял перед погасшим очагом и молил этой ночью оставить его наедине с умирающим отцом.

- Дьявол с твоим отцом! – зарычал Скиннер. – Давай сюда золото или мы запытаем тебя!

Он выразительно крутанул веревку, завязанную на его запястье. В тот же миг слабый голос умирающего отца послышался из другой комнаты.

- Берите все, что у меня есть, только отпустите! – Кросби вынул кирпич из очага, и в тайнике показалась пригоршня спасительного золота.

Главарь попробовал помешать ему уйти, но Кросби опрокинул его на пол и бросился к отцу. Разбойник же запустил руку в дыру и принялся выгребать золотые соверены. Немедля снаружи послышались выстрелы из четырех ружей: зазвенело стекло, послышались крики боли, и четверо из Скиннеров упали, истекая кровью, двое других бросились прочь и спаслись, главарь же столкнулся на пороге с Ковбоями, что отняли у него золото и в один миг скрутили ему локти.

- Думаю, тебе любопытно, кто отловил тебя, - сказал старый Смит, уставившись в лицо удивленному и упавшему духом разбойнику. – Я сотни раз говорил тебе не попадаться мне на глаза, а ты опять тут как тут.

Не прошло и пяти минут с тех пор, как разбойник схватил золото, и он был задушен собственной веревкой, а потом повешен на суку яблони; Ковбои, охраняя свои денежки, скрылись в темноте.

Кросби вскоре появился в рядах Континентальной Армии, и хоть еще недавно на него смотрели криво, вскоре правда вышла на свет, и его чествовали, как героя, поскольку сведения, что он приносил Вашингтону из лагеря Клинтона, уберегли людей от многих бед. Он выжил после нападения на свой дом из-за размолвки грабителей и выдержал тяжести и ужасы войны, благодаря своей удаче и крепости. После Конгресс дал ему денег больше, чем он лишился, поскольку его командир рекомендовал его следующими словами: «Обстоятельства политической важности, в которые были вовлечены жизни и судьбы многих людей, обязывали прежде хранить секрет, о котором сегодня поведает эта бумага. Энох Кросби был преданным и тайным слугой своей страны. Пусть люди не вознаградили его, но это сделает Бог. Джордж Вашингтон».

Вместе с Кросби сведения о враге добывал человек по имени Гэйнос, который держал таверну в нейтральной полосе, и ее частенько грабили. Как-то раз, когда на него напали Ковбои, Гейнос со своими жильцами и конюхами выстрелил в разбойников, как только они вломились в открытую дверь, а затем, быстро выступив вперед, обезглавил их предводителя одним взмахом катласса. Отступающие разбойники скинули тело в колодец на дворе, и теперь он ночами сидит на раскрошенном колодезном кольце, безуспешно разыскивая свою голову.

Еще можно упомянуть, что Скиннерам представился шанс отомстить Ковбоям за их бесславное поражение в доме Кросби. Они напали на Ковбоев в шатровидной пещере в Йонкерс, которая зовется пещерой Вашингтона, потому что генерал как-то прилег здесь подремать на бивуаке, и не только обратили их в бегство, но и забрали столько сокровищ, что несколько лет вели пристойную и честную жизнь.

@темы: XVIII век, Американские сказки, Война за Независимость, история

02:04 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Возлюбленный Полли


В середине нашего века скончалась иссохшая старуха лет девяноста из ныне покинутого дома в Уайт-плэйнс. Ее звали Полли Картер, но соседи называли ее «Безумной Полли», поскольку она отличалась эксцентричностью и не жаловала людей. Среди вещей, что остались в ее доме, были высокие напольные часы, подобные тем, что дарят за хорошую охоту, и они мрачно тикали у подножья лестницы.

Давным-давно, когда шла война за Независимость, этот дом стоял за линией британских войск; отец Полли был полковником в армии Вашингтона, и оттого девушка жила в одиночестве. Британские офицеры относились к ней почтительно, но имели пренеприятную привычку заходить в ее дом без приглашения и именем короля требовать развлечений, что ей приходилось делать с неохотой. Одним дождливым днем дверь резко отворилась, затем щелкнул замок, и Полли очутилась в объятьях рослого и красивого лейтенанта, одетого в синий мундир. Это был ее кузен и жених. Милая беседа долго не продлилась, за дверью послышался шум: три английских офицера ждали, когда их впустят в дом.

Возможно, они видели, как Лоуренс Картер зашел в дом, и, если бы его поймали, он был бы повешен, как шпион. Ему нужно было спрятаться, но там, где его бы и не подумали искать. Часы! Со смехом и поцелуем юноша согласился забраться в узкую клетушку, и, забросив мундир со шляпой за мебель, Полли впустила в дом офицеров: мрачных, промокших и требовавших обеда. Они натоптали в лучшей из комнат грязными сапогами, безумолчно болтали и, чтобы согреться, пустили по кругу бутылку бренди. Полли подала им обед так быстро, как только могла, поскольку хотела выпроводить их из дома, но уходить они не желали и прикладывались к бутылке так часто, что еще не закончился обед, а они уже были шумны, пьяны и говорили таким языком, что Полли выскочила прочь из комнаты.

К ее счастью, она, наконец, услышала, что они собираются уходить, но когда они уже стояли у дверей, старший из офицеров вскинул голову к лестнице, столь темной в тусклом свете, и приказал одному из товарищей: «Взгляни-ка, который сейчас час?» Подчиненный, что был пьяней остальных, пошатываясь, подошел к часам и заявил: «Паршивые часы стоят». Затем он добавил, сочтя свои слова смешной шуткой: «И никогда больше не пойдут». Он вынул саблю из ножен и беспечно ударил ею часы, а вдобавок проткнул лезвием деревянную дверцу, после чего все трое ушли. Когда их шумные голоса затихли вдалеке, Полли побежала вызволять своего возлюбленного, но что-то липкое и темное текло из-под часов. Дрожащими пальцами она отворила дверцу, и Лоуренс, ее возлюбленный, упал ей на руки, уже бездыханный. Тот офицер был прав: часы больше никогда не шли.

@темы: Война за Независимость, Американские сказки, XVIII век

10:45 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Все-таки на тамошней, американской земле суеверия в чем-то напоминают мне возвращение к язычеству.

Череп в стене


Над дверью здания суда Гошена в стену вмурован череп. Его вынули из гроба в 1842 году, когда только-только заложили фундамент. Люди говорят, будто нет никаких сомнений, что он принадлежал Клодиусу Смиту, и этот человек полностью заслужил подобный позор.

Перед войной за Независимость Смит был фермером в Монро и процветал достаточно, чтобы не гнуть спину под налогами короля; нечего говорить о его злобе к надеждам бедных соседей на новое правительство; разумеется, он стал на сторону англичан. После того, как была напечатана декларация Независимости, расположение к монарху подтолкнуло Смита к решительным, но неприглядным действиям, он собрал отряд из тори и, воспользовавшись тем, что почти все мужчины в окрестностях ушли в колониальную армию, начал разорять край столь беспощадно, как красные мундиры на поле боя.

Он грабил дома и амбары, чтобы после их сжечь, насиловал женщин, уводил скот и лошадей, убил нескольких смельчаков, что попробовали защитить свое имущество. «Походы» свои он замышлял в такой тайне, что никто не знал, в какой час и откуда ждать беды. Когда он убил майора Натаниэла Стронга в Цветущей Роще, негодование возросло настолько, что все принялись ловить убийцу, за его голову была назначена денежная награда, чтобы подстегнуть бдительность охотников, и, в конечном итоге, Смита поймали на Лонг-Айленде. Его отослали назад в Гошен, судили, вынесли приговор и двадцать второго января 1779 года повесили в компании пяти его сообщников. Тела отступников были похоронены на тюремном дворе, на том самом месте, где стоит нынче суд, и старожилы опознали скелет Смита, когда его случайно выкопали, по необычно высокому росту. Фермер из ближайшего городка украл берцовую кость, а каменщик наполнил череп Смита известью и вмуровал в стену, где тот остался надолго.

@темы: Американские сказки, XVIII век, Война за Независимость, история

14:41 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Немного лекций по семнадцатому и восемнадцатому векам от различных университетов. Каждое видео - под катом.

Early Modern England: Politics, Religion, and Society under the Tudors and Stuarts (HIST 251)
Professor Wrightson discusses the remarkable growth of the British economy in the late seventeenth and early eighteenth centuries. He examines the changed context of stable population and prices; regional agricultural specialization; urbanization; the expansion of overseas trade both with traditional European trading partners and with the Americas and the East; the growth of manufacturing industries which served both domestic and overseas markets, and the intensification of internal trade. He describes and explains the emergence of an increasingly closely articulated national market economy, closely linked to a nascent world economy in which Britain now played a core role

Early Modern England: Politics, Religion, and Society under the Tudors and Stuarts (HIST 251)
In this lecture, Professor Wrightson discusses the transformation of the English state in the twenty years following the Glorious Revolution of 1688. He examines the ambiguities of the Revolutionary Settlement which placed authority in William III and Mary II following the deposition/abdication of James II, and the manner in which parliamentary government was strengthened through responses to the demands of the wars precipitated by the revolution, culminating in the constitutional provisions of the Act of Settlement of 1701. Finally he considers the origins and outcomes of the 1707 Act of Union which fused the kingdoms of Scotland and England into the United Kingdom of Great Britain, and ends by briefly characterizing the paradoxical realities of the British state of 1714.

European Civilization from the Renaissance to the Present: French and Other Absolutisms

European Civilization from the Renaissance to the Present: The Scientific Revolution in Europe

European Civilization, 1648-1945 (HIST 202)
The rise of absolutism in Europe must be understood in the context of insecurity attending the religious wars of the first half of the seventeenth century, and the Thirty Years' War in particular. Faced with the unprecedented brutality and devastation of these conflicts, European nobles and landowners were increasingly willing to surrender their independence to the authority of a single, all-powerful monarch in return for guaranteed protection. Among the consequences of this consolidation of state power were the formation of large standing armies and bureaucratic systems, the curtailment of municipal privileges, and the birth of international law.

European Civilization, 1648-1945 (HIST 202)
Several reasons can be found to explain why Great Britain and the Netherlands did not follow the other major European powers of the seventeenth century in adopting absolutist rule. Chief among these were the presence of a relatively large middle class, with a vested interest in preserving independence from centralized authority, and national traditions of resistance dating from the English Civil War and the Dutch war for independence from Spain, respectively. In both countries anti-absolutism formed part of a sense of national identity, and was linked to popular anti-Catholicism. The officially Protestant Dutch, in particular, had a culture of decentralized mercantile activity far removed from the militarism and excess associated with the courts of Louis XIV and Frederick the Great.

European Civilization, 1648-1945 (HIST 202)
Peter the Great's historical significance stems not only from his military ambitions and the great expansion of the Russian Empire under his supervision, but also from his efforts to introduce secular, Western customs and ideas into Russian culture. Despite his notorious personal brutality, Peter's enthusiasm for science and modern intellectual concerns made an indelible mark both on Russia's relationship to the West and on its internal politics. The struggle under Peter's reign between Westernizers and Slavophiles, or those who resist foreign influences, can be seen at work in Russia up to the present day.

European Civilization, 1648-1945 (HIST 202)
While the major philosophical projects of the Enlightenment are associated with the names of individual thinkers such as Montesquieu, Rousseau, and Voltaire, the cultural transformation in France in the years leading up to the Revolution should also be understood in the context of the public sphere and popular press. Alongside such luminaries as those associated with Diderot's Encyclopédie were a host of lesser pamphleteers and libellists eager for fame and some degree of fortune. If the writings of this latter group were typically vulgar and bereft of literary merit, they nonetheless contributed to the "desacralization" of monarchy in the eyes of the growing literate public. Lawyers' briefs, scandal sheets and pornographic novels all played a role in robbing the monarchy of its claim to sacred authority at the same time as they helped advance the critique of despotism that would serve as a major impetus for the Revolution.

History of New-York
The English sweet tooth and the New York slave trade, 1690-1725: Social inequality and elite factionalism shape competing elites' quest for political and economic power.

History of New-York
The origins of Homeland Security: the Zenger Affair and the "Negro Riot of 1741."

History of New-York
Life in pre-Revolutionary New York for the poor and the Yankee Doodle Dandies

History of New-York
Life in pre-Revolutionary New York for the poor and the Yankee Doodle Dandies

History of the World after 1500CE
Transformations in Europe, 1500-1750

History of the World after 1500CE
The Americas, the Atlantic, and Africa, 1530-1770

History of the World after 1500CE
The Americas, The Atlantic, and Africa, 1530-1770 II

History of the World after 1500CE
Southwest Asia and the Indian Ocean, 1500-1750

History of the World after 1500CE
Early Modern Islamic Governance

History of the World after 1500CE
Northern Eurasia, 1500 -1800

History of the World after 1500CE
Revolutionary Changes in the Atlantic World, 1750-1850 Part I

History of the World after 1500CE
Revolutionary Changes in the Atlantic World, 1750-1850 Part II

History of the World after 1500CE
The Early Industrial Revolution, 1760-1851

History of the World after 1500CE
British India

American Revolution
25 lections

@темы: история, интересные ссылки, Колониальная Америка, Война за Независимость, XVIII век, XVII век

22:58 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Вчера Никки в комментах повесила картинку со вторым пенсильванским... то есть, с сорок третьим английским пехотным полком (это просто одни и те же американские ребята, но в разных ипостасях), а сегодня я нашла от них чудный клип (он рекламный, если что, но идея неплоха, как и в рекламе доджа челленджера ):


@темы: XVIII век, Война за Независимость

16:32 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Вот такое поздравление с Рождеством для всех, кто любит красные мундиры и лоялистов от самого Мясника, Кровавого Бана Тарлтона, раздают на тумблере.



Я все-таки на другой стороне, поэтому уравновешу эту открыточку стихотворением Питера Пиндэра (Джона Уолкота - мне кажется, что его псевдоним восходит к Пиндару из Фив, и это добрая насмешка, как над собой, так и над древнегреческим поэтом) от 1782 года :

O Muse! Sir Joshua's master-hand
Shall first our lyric Lord command
Lo! TARLETON dragging on his boot so tight!
His Horses feel a godlike rage,
And yearn with Yankies to engage--
I think I hear them snorting for the fight!

Behold with fire each eyeball glowing!
I wish, indeed, their manes so flowing
Were more like hair: -- the brutes had been as good,
If, flaming with such classic force,
They had resembled less that horse
Call'd Trojan -- and by Greeks compos'd of wood.


Оно, конечно, больше к самой картине, чем к Банастру, но )

С Рождеством тех, кто празднует его сегодня, и немного прекрасного, рождественского Баха для настроения.


@темы: влюбленные весенние коты, Искусство, Война за Независимость, XVIII век

06:34 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Проблема местной моды у попаданцев может встать неожиданно остро и в самый неподходящий момент.

изображение


Под катом разгадка:


@темы: Сновидец, Война за Независимость, XVIII век

18:16 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Забыла еще похвастаться, хотя хотела, что перевод "Сновидца" уже перевалил за сотую страницу, и я умудрилась немного и по-девчачьи влюбиться в некоторых персонажей ))
Например, в одного милого учителя:


Captain Nathan Hale by comic-chic on DeviantArt

@темы: Война за Независимость, Сновидец, любовь, которую ты нашел в аду

18:00 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Лошадиноголовые

Удивительное чувство возникает, когда смотришь на список глупых названий штата Нью-Йорк, и поневоле недоумеваешь, как подобное могло появиться на свет.

В 1779 году, когда генерал Салливан отступал за припасами после разорительной кампании против индейцев графства Дженеси, он велел сделать привал в месте, которое теперь известно, как Лошадиноголовые. Окрестности в то время оставались дикими, девственными и, несмотря ни на что, все еще кишели врагами, поэтому, чтобы срезать путь и выиграть время, было решено сплавиться вниз по реке Шемунг.

Строить большие плоты не было времени, и никто не знал, как глубока река, оттого генерал приказал избавиться от всего войскового имущества, без которого можно было обойтись, и убить всех слабых и лишних лошадей. Его повеление исполнили. Как только войско отправилось в путь, на запах пришли волки, водившиеся здесь в изобилии, и обглодали лошадиные трупы так, что белые, чистые кости были разбросаны по всему снятому лагерю. Когда индейцы рискнули вернуться, некоторые из них собрали лошадиные черепа в кучи, и эти странные капища обнаружили белые поселенцы несколько лет спустя; они же в их честь и назвали свою деревушку Лошадиными Головами или, короче, Лошадиноголовыми.

@темы: Война за Независимость, Американские сказки, XVIII век, история

16:47 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Наконец-то история с хорошим концом, хотя, конечно, очень чем-то одинокая и печальная.

Упавшая Звезда


Как-то раз трехлетняя девочка отправилась на озеро собирать кувшинки и не вернулась домой. Ее мать почти обезумела от горя, и прошло много дней, недель и месяцев бесплодных поисков, пока она не призналась себе, что малышка – Кайюта, Упавшая Звезда, как называли ее индейцы, - действительно утонула.
Миновали годы; дом женщины остался нетронутым от разграбления, теперь их семья была не единственной белой семьей в этих краях, и индейцы отступали все дальше в глушь и дичь лесов. Однажды в ее дверь постучался охотник и сказал:
- Я видел старого Скенандо, последнего из его племени, благослови Господь! Он взял с меня слово, что я передам тебе: лед тронулся, и он знает заснеженный холм, где растет брусника. Она станет твоей, если ты заявишь на нее права.
Когда смысл послания дошел до несчастной, у нее закружилась голова, и она потеряла сознание. Как только женщина пришла в себя, она послала племянника к хижине старого вождя и провела всю ночь в молитвах.
Юноша отправился в путь на закате и, после трудного перехода верхом по еле заметным тропам, что освещал только свет звезд, при еле забрезжившем рассвете увидел бревно, поставленное стоймя, раскрашенное красным, увешанное скальпами тех белых, что погибли в битве при Вайоминге. Не придерживая поводьев, он пронесся вдоль холмов на краю озера Сенека, пробрался в самую чащу, и здесь, у небольшого озерца, он чуть не падал от усталости из седла, когда, наконец, добрался до вигвама на берегу. Совсем рядом бугрилась свежевыкопанная могила, и юноша вздрогнул при мысли, что опоздал, но морщинистый индеец вышел к нему и застыл в ожидании.
- Я пришел, - сказал юноша, - посмотреть на бруснику, что показалась из-под снега.
- Ты пришел вовремя, - ответил Скенандо. – Нет, она не в могиле. Там моя дочь. Сестра той, которую ты ищешь. Она заставила меня поклясться, что я верну Упавшую Звезду ее матери, скво, по имени Свет Новой Луны.
Он зашел внутрь вигвама и тут же вернулся, крепко сжав запястье восемнадцатилетней девушки. Ее платье было порвано до самого горла, обнажая белую грудь, и красная родинка виднелась на ней. Индеец подвел девушку к юноше и сказал:
- Теперь настало мое время идти за заходящим солнцем.
Он поднял за ремень патронную сумку – набитую не едой и не оружием, нет, но камнями, шагнул в каноэ и медленно погреб от берега, напевая тоскливую мелодию – песню смерти. На середине озера он вынул томагавк и прорубил днище своей утлой лодчонки; она мигом наполнилась водой, и старый вождь ушел на дно. Юноша же привез кузину обрадованной матери, помог ей вновь вернуться к жизни белых людей, и немудрено, что, в конце концов, они поженились. Девушка вновь стала зваться христианским именем, оставив имя Упавшая Звезда, Кайюта глухим берегам спокойного озера, где так долго жила.

*Битва при Вайоминге произошла в 1778 году, когда британцы с ирокезами вырезали патриотов (потери несравнимые) - оттуда и скальпы на посту.

@темы: XVIII век, Американские сказки, Война за Независимость

18:49 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
12:35 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
История о пропавшем солдате


Во время ужасной и голодной зимы, которую американские войска провели в Вэлли Фордж, как-то раз за провизией отправились семеро или восьмеро солдат. Они прекрасно понимали, что не стоит надеяться найти еду рядом с лагерем, полным голодающих товарищей, и оттого направились к Французскому ручью. Там они разделились, и чуть позже на двоих из них напали фермеры-лоялисты.
Солдаты резво побежали вдоль ручья и вскоре увидели небольшую пещеру на отвесном берегу; один из них, южанин по фамилии Кэррингтон, забрался внутрь. Его напарник не отставал и торопился спрятаться там же, когда грохот и треск заставили его остановиться: тяжелый кусок гранита, нависавший над головой, сорвался и полностью перекрыл проход в пещеру. Сдержанный стон отчаяния заключенного заживо в каменной могиле послышался изнутри и тронул сердце товарища. Он спрятался в лесу, дождавшись, пока лоялисты уйдут, вернулся к пещере и изо всех сил постарался сдвинуть валун с места, но безуспешно.
На следующий день он вернулся в лагерь и рассказал о произошедшем несчастье, но то ли время посчитали безвозвратно ушедшим, то ли работу слишком тяжелой и опасной для людей, которым приходилось прилагать усилия, чтобы удержать жизнь в ослабевших телах. Трагедия вызвала иную: любимая молодого человека так и не оправилась от тяжелых новостей, и на ее могиле неподалеку от Ричмонда в Вирджинии начертаны следующие слова: «Умерла от разбитого сердца первого марта 1780 года, Вирджиния Рэндольф, коей исполнился двадцать один год и девять дней. Верная и в смерти».
Летом 1889 рабочие взорвали камень у Французского ручья и открыли вход в пещеру. Они нашли в ней скелет и обрывки Континентального мундира. В бутылке, что лежала рядом, оказалось письмо, подписанное Артуром Л. Кэррингтоном, о том, что с ним случилось, и о неугасимой любви к своей невесте.
Он умер от голода. Его кости заботливо положили в гроб и отослали в Ричмонд, чтобы захоронить рядом с преданной мисс Рэндольф.

@темы: Колониальная Америка, Война за Независимость, Американские сказки, XVIII век

17:51 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Невидимый барабанщик


Полковник британской армии Хоуэлл был веселым малым, созданным, чтобы сбивать женщин и девушек с благочестивого пути, но когда он повстречал неподалеку от Кузнечной Долины милую и добрую дочь фермера Джеретта, мысли о коротеньком развлечении покинули его, так сильно он ее полюбил. Показаться на глаза ее отцу он не решался, поскольку сын фермера служил в армии Вашингтона, и старик ненавидел красные мундиры так же сильно, как и самого дьявола. Молодой офицер встретился с девушкой тайком, и среди садовых деревьев они поклялись друг другу в верности, пока серый туман поднимался из низины, скрывая их от чужих глаз. Как только тем вечером Хоуэлл решил сорвать свой первый поцелуй с девичьих губ, поднялся ветер и принес с собой далекий барабанный бой, и, пока они говорили, музыка звучала все громче, пока не начало казаться, будто невидимый барабанщик стоит неподалеку. Офицер кинул взгляд вдоль стены, а затем поспешил к своей возлюбленной, обеспокоенный и бледный, подобно мертвецу.
На полях за стеной никого не было.
Громче звучала барабанная дробь; вот, казалось, призрак вошел во двор, миновал возлюбленных и просочился сквозь стену, где и затихла музыка. Когда она исчезла, Хоуэлл очнулся, словно наваждение покинуло его, и отпустил ладонь девицы, которую сжал чересчур крепко, а затем судорожно обнял ее. Ужас Рут был гораздо меньше, но столь же неподделен, и прошло несколько мгновений, прежде чем она смогла подать голос и спросить его, что это был за неведомый гость и что он предвещал. Он ответил: «Нечто, что обернет мою судьбу к добру или худу, и, скорее всего, к худу. Важные события в последних трех поколениях моего рода знаменовались подобной музыкой ниоткуда, и большинство из них оказались ужасными, но не благословенными». Еще несколько слов было обронено, и с еще одним поцелуем солдат взобрался на стену, чтобы сесть в седло и ускакать прочь. Тройной перестук копыт его строевого коня прозвучал в девичьих ушах барабанной дробью.
На следующий день полковник Хоуэлл был ранен в битве. Его принесли в дом фермера Джеретта и оставили там, несмотря на протесты старика, который не желал давать крова и еды врагам. Когда Рут увидела возлюбленного в таком состоянии, земля ушла у нее из-под ног, но она узнала, что всего лишь несколько дней покоя и заботы восстановят его здоровье, и простила своих соотечественников за то, что нанесли рану, которая могла столь пагубно повлиять на взаимное счастье.
Нелегко было упрашиваниями и посулами преодолеть предубеждения отца, но, в конце концов, он неохотно согласился оставить юношу, пока его рана не заживет. Руфь преданно ухаживала за раненым, и его дружелюбная и веселая натура вскоре завоевала сердце старого фермера, и тот напрочь забыл о цвете его мундира. Он не удивился, когда Хоуэлл признался ему, что полюбил его дочь и попросил ее руки, не так уж трудно было догадаться об их чувствах! Старик заявил, что хоть Хоуэлл и служит верно королю-тирану, все же он рад будет назвать его зятем. Долго, долго боролись в груди британского офицера верность присяге и любовь к девице, и любовь победила – чтобы жениться, он должен был покинуть армию. Отец быстро дал согласие, и была назначена тайная свадьба.
Тем временем, пришел приказ возвращаться в полк, но честь Хоуэлла не позволяла сложить с себя чин накануне грядущей битвы, да даже если бы он и сделал это, долгие проволочки могли помешать его отставке. Он намеревался жениться, уехать в глушь и тихо жить там, пока британцы не выведут войска из Филадельфии, и тогда он смог бы вернуться, чтобы помогать старому фермеру по хозяйству.
Хоуэлл надел гражданское платье, и свадьбу сыграли в самой просторной комнате дома. Однако только стоило ему надеть кольцо невесте на палец, как вновь послышалась дробь барабана, словно невидимка вошел в комнату, прошел круг и вышел вон, а затем наступила тишина. Юный полковник побледнел, Рут уцепилась за него, охваченная ужасом, священник, его помощник и гости в изумлении переглядывались. Теперь у входа послышались голоса, дверь распахнулась, и вошли вооруженные люди – так жених стал заключенным. Его посадили под арест в казармах, а потом отдали под суд за дезертирство, поскольку слуга в доме Джеретта, ненавидевший всех англичан и желавший им страданий пусть даже от рук соплеменников, выдал его. Военный суд счел его виновным и приговорил к расстрелу. Когда настал час казни, Рут, горевавшая и молившаяся в своей комнате, узнала, что муж ее мертв. Далекий звук выстрелов прозвучал точь-в-точь как барабанная дробь.

Из легенд, собранных Чарльзом Скиннером.
читать дальше

@темы: Колониальная Америка, Война за Независимость, Американские сказки, XVIII век

12:39 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Призрачный драгун


Гора, что высится на расстоянии мили в южной стороне от Ньюарка, называется Железным Холмом, поскольку богата красной железной рудой, но во времена наступления генерала Хау к ручью Брендивайн, скорее всего, заслужила свое имя из-за обилия арсенала на ней – тускло блестящих пушек, сверкающих сабель, бликующих на солнце байонетов, - арсенала, что появился вместе с лагерем британцев, разбитым на горе.

После того, как красные мундиры укрепились здесь, американцами были созданы сторожевые посты, и одна из застав расположилась у церкви на Валлийской Дороге. При первом же обходе караульного обуял сильный страх, потому что в десяти футах от него появилась фигура, с ног до головы закутанная в белый саван, мчащаяся галопом на лошади. Когда караул сменился, солдат поклялся, что больше на этот пост никогда не встанет. Все чувства у него и так на пределе, когда рядом враг во плоти, только врага из могилы еще не хватало! Он лучше сбежит, чем вновь столкнется с этим существом. Его просьбу удовлетворили. Караульный, сменивший его, на рассвете был потревожен стуком копыт и бледной фигурой. Он вскинул ружье и выстрелил, но ему показалось, что в ответ донесся издевательский смех.

Каждую ночь призрачный всадник совершал свой обход, и несколько раз караульные безрезультатно стреляли в него, но ни светлую лошадь, ни бледного всадника ничуть не волновали эти попытки. Пришла ночь, когда на пост должен был заступить старый и недоверчивый капрал, полностью лишенный воображения, и он осмелился принять на себя всю ответственность за караул. Он позаботился, чтобы его ружье было в полной готовности, около полуночи шагнул в тень из лунного света и принялся ждать, прислонив ружье к забору. Через короткое время послышался приближающийся стук копыт, и, вопреки своему неверию, капрал почувствовал, как холодок прошел вдоль его позвоночника, стоило ему только увидеть высокую фигуру, напоминавшую Смерть на бледном коне. Но он сбросил шляпу, сжал зубы и неторопливо прицелился. Всадник был уже совсем рядом, когда раздался выстрел, и белая фигура распласталась на земле, а напуганная лошадь убыстрила бег. Капрал перемахнул через забор, и, когда он подбежал к призраку и перевернул его, то увидел мертвого британского разведчика. Бесстрашный юноша, понадеявшись на местные деревенские суеверия, ездил по ночам, переодевшись призраком, предостерегая американские патрули не высовывать носа, и заодно примечал, забираясь подальше, силу и расположение войск. Он носил стальную кирасу на теле, но, увы, она не спасла его от капральской пули в голову.

Из собрания легенд Чарльза Монтгомери Скиннера. Как и предыдущие посты под тегом "Американские сказки".

@темы: история, Война за Независимость, Американские сказки, XVIII век

00:19 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
И опять о солдатских женах, на этот раз о шотландских и уже в чистенькой интерпретации двадцатого века, но тоже времен Семилетней войны. Они носили гетры и сапоги! Хорошо жили, надо сказать.
Морье, на которого ссылается автор, я пока так и не нашла. Это есть такой замечательный блог Flintlock and Tomahawk



А есть еще грязненькая интерпретация Дона Трояни, правда, уже поздней войны за Независимость (в частности, эта относится к битве при Саратоге). Отсюда



Все-таки Трояни напоминает мне и стилем, и композицией Нормана Рокуэлла. Особенно здесь.

@темы: XVIII век, Война за Независимость, Искусство, Семилетняя Война, история

17:23 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
изображение


Искала старинное значение powder-works, вместо того нашла на Гутенберге старинную книгу (1899 года) о детях в колониальные времена. Очень реконструкторская такая книга, с колыбельками, игрушками, играми, платьицами, азбукой, описанием манер и обучения, и многих прочих вещей... Часть из предметов даже сфотографирована, что меня почему-то безмерно удивляет.
Хорошая книга; оставлю здесь ссылку, чтобы не потерять.

@темы: Война за Независимость, XVIII век, история, Колониальная Америка

13:31 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Клуб реконструкторов Войны за Независимость из Лестершира (Семнадцатый пехотный полк) сделал на своем сайте замечательный раздел "Исследования", правда, конечно, про англичан.
Там есть строевая подготовка образца 1764 года, королевский приказ о цветах мундира и вещей в армии, рекомендуемые материалы для реконструкции и прочее. Очень интересно, они молодцы и в первый четверг каждого месяца ждут всех желающих в своем клубе ))

@темы: XVIII век, Война за Независимость, история, хроники сломанной шпаги

12:43 

Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
От якобитов, плейлист чьих песен я собираюсь выложить уже дней пять, тихонько перешла на песни войны за Независимость

Алфавит для мальчиков и девочек времен войны за Независимость, 1775



Очень подкупает попытка понимания, что приносит война обеим сторонам.

читать дальше

@темы: история, Колониальная Америка, Война за Независимость, XVIII век

There's something wrong with your heart

главная